СПб ГБУ СРЦН ВПЦ "ДЗЕРЖИНЕЦ"

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «СОЦИАЛЬНО-РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ «ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ДЗЕРЖИНЕЦ»

Песочная терапия как средство, облегчающее психофизическую адаптацию подростков к спортивным занятиям в секциях и специализациях СПб ГБУ «СРЦН «ВПЦ «Дзержинец»

07 февраля 2017

Марахина Ольга Валентиновна,

Педагог-психолог Отделения службы сопровождения семей с несовершеннолетними, склонными к совершению правонарушений, Санкт-Петербургское государственное бюджетное учреждение «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Военно-патриотический центр «Дзержинец»

Санкт-Петербург

Marakhina Olga Valentinovna,

St. Petersburg state budgetary institution «Social rehabilitation center for minors «Military-Patriotic center «Dzerzhinets»,

Saint Petersburg

Песочная терапия как средство, облегчающее психофизическую адаптацию подростков к спортивным занятиям в секциях и специализациях СПб ГБУ «СРЦН «ВПЦ «Дзержинец»

Аннотация: в статье описывается использование техники песочной терапии как эффективного метода коррекции эмоционального состояния и поведения подростков в период их адаптации к систематическим занятиям в секциях и специализациях СПб ГБУ «СРЦН «ВПЦ «Дзержинец».

Ключевые слова: психофизическая адаптация, песочная терапия, психологическая коррекция, подростки, педагог-психолог, арт-терапия.

Annotation: the article describes the use of technology sand therapy as an effective method of correction of emotional state and behavior of adolescents in the period of adaptation to systematic work in the sections and specializations of SPb GBU "SRCN "CWD "Dzerzhinets".

Key words: psychophysical adaptation, sand therapy, psychological correction, Teens, psychologist, art therapy.

«Часто руки знают, как распутать то, над чем тщетно бьется разум» 

Карл Густав Юнг (основоположник аналитической психологии)

Приход подростка в одну из специализаций Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Военно-патриотический центр «Дзержинец»  почти всегда сопровождается психологическими трудностями для него, поскольку ребенок попадает из знакомой обстановки в новую среду, в новый коллектив. Новые для человека социальные условия требуют приспособления к ним, адаптации.

Адаптация подростка к новой ситуации, к новому месту и незнакомым людям: педагогам – организаторам и педагогам дополнительного образования, происходит всегда. Но протекает по-разному.

Изменение образа жизни в первую очередь нарушает эмоциональное состояние ребенка. В адаптационный период большинство подростков отличает беспокойство или заторможенность: ребенок ощущает эмоциональное напряжение и тревогу, стремится к более близкому эмоциональному контакту с взрослыми или, наоборот, раздраженно отказывается от общения, сторонится педагогов и сверстников.

По наблюдениям педагогов-психологов средний срок адаптации детей младшего школьного возраста к систематическим занятиям в Центре «Дзержинец» в норме составляет примерно два-три месяца. По мере взросления подростков адаптационный период постепенно удлиняется, отражая этим возрастающий уровень самосознания и критичности.

Сам термин «адаптация» принято понимать как процесс приспособления к чему-либо. Можно выделить несколько видов адаптации начинающего спортсмена:

1)      Физическая;

2)      Социальная;

3)      Психологическая.

На физическом уровне требуется мобилизация ресурсов организма в преодолении стресса систематических спортивных нагрузок.

На социальном уровне приобретается новый социальный статус.

На психологическом уровне происходит перестройка сознания, социальной ситуации развития [6].

Спортивные занятия в СПб ГБУ «СРЦН «ВПЦ «Дзержинец» носят добровольный характер, эмоциональная привлекательность, относительная доступность спорта делают его притягательной силой для детей и подростков. Возможно, спортивная группа станет для ребенка столь  важной и обретет для него значение новой референтной группы.  Можно сказать, что происходит изменение образа жизни и иерархии ценностей в цепочке «семья - дом - школа – друзья». Здесь для успешной адаптации юного воспитанника-спортсмена к требованиям физической, технической и теоретической подготовки прибавляется требование успешного сочетания занятий спортом и учебы в школе, участие подростков в общественной жизни Центра, соблюдение ими норм морали и поведения. Помимо тренировок по специализации, ребенку предстоит заниматься также общей физической подготовкой. Занятия не прерываются каникулами: четыре раза в учебном году воспитанники выезжают в лагеря на тренировки и соревнования.

Одной из причин того, что ребенок через месяц-другой уходит из секции, может быть именно проблема адаптации, преодолеть которую могут не все дети.

В период адаптации к новым социальным условиям подростки часто не идут на контакт, грубят, не подчиняются правилам учреждения, не соглашаются на психолого-педагогическую диагностику.

Педагогом-психологом СПб ГБУ «СРЦН «ВПЦ «Дзержинец» был опробован метод психологического воздействия, который дает возможность естественного  и безболезненного вмешательства в  психику подростка с целью коррекции протестного, демонстративного поведения, обесценивания чувства обиды, снижения уровня агрессивности, компенсации тревожности, которые часто проявляются в процессе привыкания к систематическим занятиям в секциях Центра.

Именно метод интегративной песочной  терапии, который служит дополнением к другим методам коррекционной и психотерапевтической работы, позволяет в полном объеме решать диагностические, коррекционные и терапевтические задачи психофизической адаптации подростков.

Метод sandplay (дословно – «песочная игра») представляет собой одну из необычных техник аналитического процесса, во время которого ребенок строит собственный мир в миниатюре из песка и небольших фигурок. Это метод, имеющий за собой интересное прошлое, устоявшиеся основы теории и техники в настоящем и, надеемся, перспективное будущее [9].

Еще в начале прошлого века психологи и психотерапевты предприняли попытки как-то использовать потенциал игр на песке в лечебных целях. Английский детский психотерапевт Маргарет Ловенфельд в 1929 году начала работать с песком с больными и психологически неблагополучными детьми. Маргарет Ловенфельд назвала свою методику – техника «построения мира» [5].

Эту работу не мог оставить без внимания К. Г. Юнг. Он посоветовал своей ученице Доре Кальфф обратить особое внимание на психотерапевтические возможности игр на песке, и в 1956 году она начинает изучать метод у самой М. Ловенфельд. Д. Кальфф разработала юнгианский подход к песочной терапии. В 1966 на немецком, а в 1971 году на английском языке вышла ее книга «Песочная терапия» [13,14].

Юнг считал, что человек подчас не осознает, насколько сложен и богат  его внутренний мир. Не только ярко осознаваемые мысли, чувства и ощущения составляют содержание нашей души, но и образы, рождаемые в сумерках личного бессознательного - то, что с нами когда-то происходило, а потом забылось; то, что было вытеснено. А где-то там, в глубинах бессознательного, скрыт еще и коллективный опыт наших предков… Юнг, как известно, считал, что существуют общие для всех людей мифологические мотивы, которые таятся в глубине бессознательного, - «архетипы». Они могут ожить в игре человека с песком наряду с его личными знаковыми понятиями [11].

"Все, что находится в бессознательном, стремится проявиться вовне, и личность также в своем развитии стремится перейти из бессознательного состояния к целостному переживанию самой себя" (К. Г. Юнг) [12]. Занимаясь творчеством, человек ведет активный диалог со своим бессознательным. Вдохновленный, он черпает из него идеи и образы. Они получают  материальное воплощение - в камне или на холсте, слове или песке. Быть может, человек не поймет - но почувствует, что у него есть проблемы, что необходимы перемены, и захочет перемен - тогда образы могут быть  осознаны. Человек поведет диалог со своими творениями. Возникнет  возможность двигаться дальше в своем развитии, создавать новые образы, не похожие на прежние [10].

Особенность и преимущество  данного метода заключается в том, что нет никакого правильного и неправильного способа игры в песке – песочные миры создаются без подготовительной работы, без планирования и моделирования и поэтому соответствуют внутреннему миру создателя. Отличие песочной терапии от других психотерапевтических форм в том, что она позволяет создавать мир с помощью символов и образов. Один символ или образ может передать чувства, эмоции, конфликты, больше, чем сто слов. Особенно это помогает детям, которым трудно облечь свои переживания в слова.

Подросток, играя, создавая мир, всегда показывает, что его волнует на данный момент. Песочница, большой выбор игрушек и предметов, и, конечно, присутствие педагога-психолога создают у подростка чувство безопасности, защищенности. Такая атмосфера помогает ребенку любую психотравмирующую или конфликтную ситуацию проиграть в песочнице [1].

В песочнице создается дополнительный акцент на тактильную чувствительность, «мануальный интеллект» ребенка. Поэтому перенос традиционных коррекционных занятий с подростком в песочницу дает дополнительный эффект. С одной стороны, существенно повышается мотивация ребенка к занятиям, а с другой — более интенсивно и гармонично происходит процесс развитие познавательных процессов [2].

Влияние мануальных (ручных) действий на развитие мозга человека было известно еще во II веке до нашей эры в Китае. Специалисты утверждают, что игры с участием рук и пальцев приводят в гармоничные отношения тело и разум, поддерживают мозговые системы в превосходном состоянии [8].

Песок - необыкновенно приятный материал: когда мы погружаем руки в сухой песок, появляется нечто похожее на рябь на воде. Смешанный с водой, песок становится более темным и приобретает качества земли. Песок становится устойчивым и ему можно придать форму.  Можно сказать, что ребенку на час предоставляется неведомая вселенная, внутри которой он может создавать свой индивидуальный мир. Ребенок не может рассказать нам о своих сложностях как взрослый, но он может сделать это при помощи песочных картин.

Песок обладает свойством пропускать воду. В связи с этим специалисты утверждают, что он поглощает негативную психическую энергию, взаимодействие с ним очищает энергетику человека, стабилизирует эмоциональное состояние [7].

Таким образом, разыгрывание в песочнице конкретных жизненных ситуаций позволяет подростку изменить отношение к ним и найти правильные для себя решения. С помощью миниатюрных фигурок можно повторить сюжет какой-либо произошедшей ситуации, но финал или иную проблемную часть переиграть в позитивно - желанном ключе.

Именно поэтому спектакли на песке - очень действенный способ релаксации и преобразования минусов в плюсы. Образы, созданные во внешней среде, отражают внутренний мир, бессознательное состояние и увеличивают понимание человеком себя [4].

Проведение частых сессий песочной терапии стимулирует создание клиентом целой серии песочных форм, являющихся основой для расположения миниатюрных фигурок.

Основным атрибутом песочной  терапии является поднос размером 50х70х7 см, выкрашенный изнутри голубой краской (символизирующей небо и воду) и заполненный затем песком. На расположенных рядом с ящиком полках находится большое количество миниатюрных предметов, которые используют при создании песочной композиции. Подросток может не совершать с песком никаких манипуляций, а может придавать ему ту или иную форму. В отличие от традиционного психоанализа, созданная песочная композиция не интерпретируется. После того как ребенок-клиент покидает терапевтический кабинет, педагог-психолог фотографирует его работу и затем ее разбирает. Фигурки убирают на прежнее место, а песку придается та же форма, которая была в начале сессии; таким образом, позднее из них вновь можно создавать новую композицию [3].

В процессе песочной терапии клиент сохраняет воспоминание о созданном им образе. Разрушение песочной композиции и возможность многократного использования песка, воды и миниатюрных предметов для создания в ящике заданного формата новых работ, придает созданию песочных композиций ритуальный оттенок. Это творческий акт, происходящий в присутствии педагога-психолога и имеющий определенные временные границы.

Пример психологической работы с мальчиком, проходящим период адаптации к занятиям в секции «Спортивные и боевые единоборства.

Алексей, 7 лет, пришел на прием к педагогу – психологу с мамой и отцом. Мальчик первый месяц занимался в специализации «Спортивные и боевые единоборства». Родителей беспокоило частое плохое настроение сына, ежедневные слезы «без повода», мнительность, страх перед школой и тренировками в Центре, ночные страхи, общая напряженность. Им хотелось, чтобы педагог-психолог помог «снять психологическое напряжение» Лёши.

Сам Леша жаловался на частое плохое самочувствие перед школой, перед посещением Центра, кошмарные сновидения, пугающие образы перед сном. Он вспоминал, что раньше, года в 3-4, у него было много страшных снов с преследующим чудовищем, внезапными нападениями из-под кровати, падениями и привидениями. Постепенно сны прекратились, но эти чудовища стали появляться в его комнате по ночам. Конечно же, развитый, рассудительный не по годам мальчик понимал, что вряд ли есть какие-то такие чудовища, и вряд ли их легионы сидят у него в шкафу. Но страх вещь иррациональная, не поддающаяся логическому объяснению, поэтому никуда он не уходил, несмотря на все его понимание. Страхи сопровождали практически всю его сознательную жизнь, лишь немного меняя свое содержание в зависимости от возраста.

Со слов мальчика, тренировки и занятия в Центре ему нравились, Алеша пытался завязать дружеские отношения со сверстниками. При этом, мальчик часто испытывал сложности в установлении контактов с более бойкими сверстниками, поэтому временами мог замкнуться в себе, стать молчаливым, отстраненным, оставаясь при этом доброжелательным. В группе подростков Леша предпочитал небольшой круг друзей. К педагогам мальчик относился с напряжением, избыток социальной активности, общения, чрезмерные требования часто подавляли мальчика, в ситуации усталости он становился замкнутым и молчаливым. Часто отказывался выполнять задания педагогов, оставаясь при этом в группе наблюдателем.

Со слов родителей, в детстве Леша часто болел, его болезни часто совпадали с жизненными неурядицами или важными событиями в школе, а так как Лешу воспитывали ответственным ребенком, не «падающим в грязь лицом» по словам мамы и отца, то такими для него становились практически все школьные события. Из-за этого перед школой он чувствовал тошноту, слабость. Пугался, что недомогание может усилиться, - и оно усиливалось, а через час-два, дома или все-таки в школе, Леша расслаблялся и тошнота проходила.

Семья, на первый взгляд, создавала впечатление благополучной. Родители образованные, развитые люди, семья состоятельная. Папа много работал, не часто проводил с сыном время. Мама спокойная, внешне очень уравновешенная, посвятила себя воспитанию сына, так как Лёша родился слабым, болезненным мальчиком. Волнуясь за ребенка, она окружила его вниманием, заботой и, как часто происходит в таких случаях, полным контролем.

Педагог-психолог предложила семье попробовать коррекционные занятия в песочнице. Как и многие дети, Алексей с большим энтузиазмом отнесся к игре с песком. Каждый раз, приходя к педагогу-психологу, он много времени уделял работе с подносом, где становились видны тревожащие его переживания и происходящая с ним внутренняя работа.

На первом занятии в первом подносе педагог-психолог интерпретировала высокую степень социализированности мальчика, стремление к упорядоченности жизни, высокий уровень контроля со стороны значимого для ребенка человека (фигурки мамы с мальчиком-учеником, стоящие у берега реки, перед «заповедной зоной»), который, возможно, родителем не осознается. По мнению специалиста, у Леши была готовность контактировать со своей естественной инстинктивной энергией, необходимой для гармоничного развития, но также при этом и наблюдалась недостаточность возможностей для этого контакта, и необходимость поддержки при его установлении, прежде всего, поддержки матери. В первом подносе была видна естественно огороженная речкой зона, ее Леша назвал заповедной. Похожая зона «заколдованная» - появлялась и во втором подносе, в центре, и еще в нескольких других.

Проанализировав постоянное обращение к этой заповедной, заколдованной зоне, куда не все могут попасть, а если попадают, то должны вести себя определенным образом; зоне, огражденной от внешних вторжений, внешней опасности, находящейся под присмотром «защищающих сил» - педагог-психолог предположила наличие признаков ранней психологической травмы, с переживаниями которой мальчик подошел к этому этапу своей жизни.

Опираясь на теорию известного аналитического психолога Д. Калшеда, в этих композициях ребенка, педагог-психолог кристаллизировала проявления травмированной части ребенка, нуждающегося в защите, внутренней стабильности, контролирующего все приближения к ней во избежание вторичной психологической травматизации.

В ходе работы Леша внимательно следил за процессом, сам расставлял приоритеты во время сессий и сразу уточнял, «чем и когда мы будем заниматься сегодня». Ребенок сам определял глубину и активность терапевтического процесса, дистанцию в отношениях с педагогом-психологом. Принятие этой позиции ребенка, следование специалиста за ним без директивности помогло Алеше вернуться в состояние безопасности и доверия, а специалисту дало необходимый ресурс для преодоления непрожитых ранее травмирующих переживаний.

Уже на седьмой консультации в седьмом подносе педагог-психолог заметила здоровое, активное движение в глубине внутреннего мира ребенка, которое имело достаточный выход на сознательный уровень, ограниченный и защищенный сильными мужскими энергиями. Психолог отмечала готовность мальчика на сознательном уровне решать его «детскую» проблему, вызывающую у него слезы. Постепенно в песочнице Алексей смог показать гармоничность и соразмерность его внутреннего мира, выражаемого фигурками и всей песочной композицией, важность в настоящий момент образа дома и ситуации в нем.

На восьмой сессии в подносе № 8 расширилась зона здорового, благополучного внутреннего мира ребенка, где было место гармонии, стабильности, теплому дому, жизни, очищению и взгляду в глубину себя, что мальчик показывал в нижней части песочной картины и рассказывал о ней.

На данный момент коррекционная работа с мальчиком продолжается. Основные направления работы педагога-психолога в преодолении страха перед некоторыми сознательными переживаниями, чувства угрозы перед сознательным миром взрослых и некоторых сложностей в интеграции благополучия внутреннего мира и возможностей сознательной жизни. У мальчика в процессе коррекции уменьшились страхи, утренние недомогания перед школой, на занятиях в Центре мальчик стал внимательнее слушать педагогов, четко выполнять их требования и поручения. Алеша стал вести себя более непосредственно, уверенно, спокойно. Начал чаще обращаться к своему воображению, искать творческие решения.

Таким образом, можно отметить, что цель работы педагога-психолога была достигнута: удалось снизить проявления тревожности и дискомфорта в сфере межличностных отношений, мальчик стал с большим энтузиазмом и желанием посещать тренировки, в коллективе сверстников нашел двух постоянных друзей.

В целом, можно отметить, что индивидуальная психологическая помощь воспитанникам, характеризующимся высокой тревожностью в период адаптации к спортивным занятиям в Центре «Дзержинец» - это процесс, требующий от педагога-психолога творческого подхода, основанного на внимательном анализе всех особенностей личности подростков, а также социально-педагогической ситуации их развития.

Основная психокоррекционная работа с воспитанниками на консультациях включает в себя актуализацию тревоги, ее разрядку (символическое уничтожение или преобразование) и выработку новых стратегий поведения в тревожащих ситуациях (рисование, разыгрывание, создание композиций в песочнице), при необходимости - включение подростков в группу развития коммуникативных навыков или навыков уверенного поведения, а так же закрепление результатов с помощью работы по созданию условий для повышения самооценки подростков, их уверенности в себе.

Литература:

1.Аллой Дж. Ландшафт детской души. Юнгианское консультирование в школах и клиниках. – М.: ПЕР СЭ, 2006;

2.Грабенко Т.М. , Зинкевич-Евстигнеева Т.Д. Практикум по песочной терапии, -СПб.: «Речь», 2002;

3.Грабенко Т.М., Зинкевич-Евстигнеева Т.Д. Чудеса на песке. Песочная игротерапия. – СПб.: Институт специальной педагогики и психологии, 1998 г, – 50 с.;

4.Зинкевич-Евстигнеева Т.Д. Путь к волшебству. – СПб , 1998;

5.Лиар Д. Детский юнгианский анализ. М.: Когито-Центр, 2008;

6.Платонов В. Н. Адаптация в спорте. — К.: Здоров’я, 1988. — 216 с;

7.Сакович Н. А. Технология игры в песок. Игры на мосту.- СПб.: Речь,2006.-176с.

8.Штейнхард Л. Юнгианская песочная терапия.-СПб.: Питер,2001.-320с.

9.Эль Г. Человек, играющий в песок. Динамическая песочная терапия. – СПб, «Речь», 2007.

10.Юнг К. Г. Воспоминания, сновидения, размышления. Минск: Попурри , 2003.-495с.

11.Юнг К. Г. Практика психотерапии. Минск: Харвест, 1998.-383с.

12.Юнг К. Г. Человек и его символы.- М.: Серебряные нити, 2002.-296с.

13.Kalff D. М. Introduction to Sandplay Therapy // Journal of Sandplay Therapy. 1991. № 1. Vol. 1.

14. Kallf D. Sandplay. A Psychotherapeutic Approach to the Psyche. Santa Monica : Sigo Press, 1980

 

РЕКЛАМА ПЕСОЧНОЙ ТЕРАПИИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ.doc